Управленческий, история посёлка

Тэги: 

И лошади были, как же без них мужику-строителю. Берега в этих местах, как известно, крутые. Потому конюшня была на Зелененьком острове, здесь и паслись лошади. На дощанниках и плоскодонных паромчиках их переправляли на левый берег.

Строительство порохового только началось, и вдруг — первая мировая. Мужиков забрали на войну. И все опять погрузилось в спячку. Революция, гражданская, а тут — тихо. Сквозь мостовую начала прорастать трава.

На каменной стене недостроенного завода появились цифры — 1917. Нет, революционный год тут ни при чем. А было так. Раньше виднелась только цифра 19. А в двадцать пятом году приехали в Коптев овраг студенты, привезли большую лестницу и плиту, на которой значилось — 17. И водрузили ее рядом, для увековечивания славной даты. Вот и вышло, будто ведет свою историю Управленческий городок с революционной даты…

В 1927 году по Волге шел пароход. Шел и мимо Коптева оврага. Один из пассажиров заинтересовался, увидев каменные стены и диковинную винтовую дорогу (построенную еще в 1913 году). «Что это за турецкая крепость?» спросил он других пассажиров. Ему сказали. Он предложил: а давайте-ка здесь остановимся. Они поднялись по винтовой дороге в гору, и в присутствии коптевских старожилов этот пассажир сказал: «Красивое место». И добавил: «А неплохо было бы здесь построить дом отдыха для персонала ЦК». Пассажиром этим был Михаил Иванович Калинин.

И опять пошли сюда баржи из Самары, Ульяновска, Саратова. С материалами, необходимыми для строительства. С людьми. И опять заполнили мужики двадцать лет пустовавшие землянки и бараки. И опять закипела стройка. Помимо здравницы строили котельную, гараж, электростанцию, дороги.

Место было выбрано, конечно, эффектное. (На вершине горы; просторы кругом, Волга на много километров видна). Но не очень-то надежное место. Уже почти построили здание, когда геодезисты заметили, что оно начинает оседать под гору. Понятное дело — объявили кое-кого вредителями, расстреляли. А «дом ВЦИК» (так называли здравницу местные) пришлось спасать. Были вырыты глубокие ямы, их заложили арматурой, забетонировали. Тридцать пятый год. «Дом ВЦИК» уже сдается под крышу. Но тут, вспоминают старожилы, приезжают в Коптев овраг на глиссере какие-то важные люди, поднимаются на ту самую площадку, откуда когда-то обозревал окрестности Михаил Иванович. И слышат старожилы, как говорят они: мол, Волгу перегородим плотиной от Гавриловой поляны до деревни Красная Глинка (так назывался тогда поселок Южный, не путать с нынешней Красной Глинкой). А там, где Сок впадает в Волгу (устье его было тогда у поселка Южный), построим шлюзы. А вот тут построим городок управления строительства гидроузла. Управленческий городок, стало быть.

У деревянного клуба был огромный, трехметрового диаметра деревянный макет земного шара. И значилась цифра: сколько тысяч раз вокруг Земли должен обойти человек с тачкой, чтобы выполнить все земляные работы для строительства ГЭС. А кто был человек с тачкой? Известно кто — заключенный. Среди подневольных строителей было немало басмачей, отбывающих наказание. А вообще в здешних местах было четыре лагеря. Десятки тысяч заключенных, многие по «политической», 58 статье. Проволочные заграждения, вышки, охранники с овчарками. Одно из мест нынешнего частного сектора на Управленческом (на третьем участке) до сих пор некоторые старожилы называют Собачьим питомником. Здесь их и выращивали, овчарок. Чтоб крепче был трудовой энтузиазм строителей самой крупной в мире ГЭС. Но сначала строили бараки в лагерях, асфальтовые дороги, линии электропередач, железную дорогу от Безымянки до деревни Красная Глинка, двухэтажные жилые дома (часть из них до сих пор целы и заселены).

В 1937 г. построили док. В Коптевом овраге был подъемник. Вагонетки внизу на эстакадах, загружали бревнами укрепляли цепями и тросами и с помощью лебедки поднимали их наверх. Здесь же был карьер, делали шурфы, работа — кувалдой и киркой, киркой и кувалдой. Заключенных, особенно 58 статью, конечно, никто не жалел.

Сколько их лежит на Мордовой поляне, в общих могилах, Бог весть. И в 1939, и в 1940 стояли лютые морозы. Было слышно, как трещат деревья. Многие зеки умерли тогда от холода, найдя свой последний приют на Мордовой поляне. Отогревали землю, рубили длинные траншеи, снова грели землю, а потом сбрасывали их, скрюченных.

К началу 1941 года секретный поселок стал сверхсекретным и стратегическим. В конце июля сюда эвакуировался завод им. Артема из Киева. На территории лабораторий гидроузла разместились цеха, поставили оборудование. А в октябре был эвакуирован из Москвы авиационный завод им. Кирова. Предприятия объединились и стали — Куйбышевским заводом № 195 им. Кирова.

Уехать никуда нельзя, к заводу были «прикреплены» НКВД… Случаи однако же были. Семнадцатилетние пацаны вытравливали зеленую полоску в документах (означавшую «бронь»), садились в проходящие на запад эшелоны и — на фронт. Энкаведешники, конечно, заинтересовывались, но узнав, что на фронт, поиски прекращали.

Жили бедно, напряженно. Буханка хлеба на рынке — сто рублей. Нужны дрова, печь топить — один запрягается в сани, другой сзади подталкивает, и на делянку. Мальчишки в одних и тех же ботинках — и в школу, и на футбол.

Удивительнее всего, что при всем этом были моменты, когда жизнь ощущалась, как праздник. Пришли пацаны в парк, в кино: чтоб не платить деньги, залезали на деревья, смотрели про двух бойцов. Праздник. Танцы на деревянной танцплощадке под патефон или под диковинный тогда аккордеон (привез с собой один москвич), или под баян. Праздник. Рядом с площадкой росли четыре березки. Тоже праздник. (Потом тишки, конечно, быстренько переняли «приемчики» героя фильма. В овраге, заросшем черемухой, соорудили «тарзанку» — к длиннющей веревке, закрепленной на суку, привязывали палку, раскачивались (при этом юный Тарзан оказывался весь осыпанный черемухой) и — бултых в воду, заполнившую дно оврага.

Постепенно все больше управских жителей пленялись цивилизацией, наслаждаясь владением автомобилем (первый автомобиль — «Москвич-401″ -появился на Управленческом где-то в 1953 или 1954 году) и зрелищем красивой жизни (в конце пятидесятых появились первые телевизоры, «КВН»; кто постарше, помнит их — малюсенькие такие, а к ним приставлялись большие выпуклые линзы).

Источник: Самара и губерния. — 2001. — №4. — С. 58-60

Комментарии

Хочу получить адрес автора статьи "Управленческий, история посёлка" для обмена мнениями. Я прожил в посёлка с 10 летнего возраста с января 1939 года по июль 1946 г. После отъезда приезжал в посёлок периодически до 1987 года. Многое познал в посёлке и многое помню. С уважением С.А.А.


Рекламко:
(извините, хостинг сам себя не оплачивает)