Загадка дачи Успенского

Загадка дачи Успенского

Летопись пос. Управленческого - интереснейшая история,   вехи которой - строительство Куйбшевского гидроузла, становление моторного завода, «немецкая страница», развитие оборонной промышленности… В этой летописи, как в капельке воды, отразилась вся многострадальная и великая история нашего народа. По-прежнему хранит она в себе много неизученного. Дача Успенского - тема нашего журналистского расследования. О том, что такой дом существовал на Управленческом, знают многие люди старшего поколения. О том, кто такой Успенский, почему в честь него названа дача - загадка. Сегодня мы публикуем первый материал об этом «засекреченном объекте», но будем вести поиски дальше. Продолжение следует. А пока своими воспоминаниями о даче  с нами делится Валентин Васильевич Меринов.

- Жили мы на даче Успенского с 1949-го по 1952 год, было мне тогда 8 лет. Мои родители - отец Василий Михайлович (1918 г.р.), мать - Евдокия Терентьевна (1921 г.р. ) - приехали на Управленческий из г. Дзержинска. Отец был участником финской войны, в Великую Отечественную получил бронь и работал на химическом заводе. Меня, годовалого, отправили к родственникам в Ташлу, затем семья воссоединилась на Управленческом. Отец стал работать на нашем заводе, ему дали жилье именно на этой даче Успенского. Располагалась  она в стороне  от поселка, примерно в 1 км от Красноглинского шоссе, за гаражом, это  цех № 12 моторного завода, по грунтовой дороге,  поворот направо. Позднее  на её месте  возникли пионерские лагеря, сейчас там построен спорткомплекс «Дубрава».

Сама дача представляла собой двухэтажный коттедж. Большой деревянный дом был выстроен добротно. Архитектура довольно-таки интересная.  Здание имело привлекательный вид: красивый балкон, резные перила, резные двери, покрытые олифой. Большое крыльцо, вход с одной стороны, внутри лестница вела на второй этаж. На первом этаже жило 7 семей, то есть было 7 комнат примерно по 30 кв. м, коридор, большой холл. Из семей помню Сугатовых, Лефановых.  На втором этаже имелась одна комната, в ней и жила моя семья: отец, мать, я и сестра. Отец отгородил в комнате пространство, сделал умывальник, там была печка с углем. В зале «голландка», которую топили 1 раз в день.

На дачу было проведено электричество, но не было ни газа, ни воды, все удобства, естественно, во дворе. Зимой воду привозили в бойлерах, в подвале дома стояли чаны из дуба, а летом поставили огромную бочку, которую постоянно заполняли водой. Санитарная служба постоянно отслеживала состояние воды, брала пробы. Воду из гаража провели позднее.

Внутренний двор составлял  примерно 300 кв. м, в длину само здание примерно 30 м. Дача была огорожена сплошным деревянным забором высотой в 2,5 метра, вход - огромные железные ворота, которые были постоянно открыты.

Топилась дача дровами, и жители постепенно этот забор разобрали. Жители дачи держали подсобное хозяйство: коровы, свиньи, овцы, козы. Для этого на  территории построили сарай. Каждая семья имела свой огород, отец с матерью в первый же год прибытия посадили картошку, мы отъедались после тяжелых послевоенных лет.

Вокруг дачи был дикий лес. Мы собирали множество грибов, брали грузди, белые грибы, подосиновики, подберезовики. А опята не брали, за грибы не считали. Мы, мальчишки, знали каждую тропку в «своих владениях» - было исхожено пешком и на лыжах немало. Помню, что в овражек свозили фекалии из поселка, я сам смастерил ходули и перебирался с их помощью через этот овражек. Потом в этот овражек слили солярку, а мы, пацаны, развели на бережку костер, конечно, был взрыв, и полыхнуло как следует.  Недалеко от дачи было Малярийное озеро, располагались военные склады. Туда мы ходили летом купаться, меня укусил малярийный комар, я заболел надолго, пил хину, трясло через каждые 2 - 3 часа, переливали кровь. Затем сделали химобработку этого озера и объявили запретной зоной.

Лес возле дачи был небезопасен.  Там водились лисы, змеи, кабаны. Как-то отец возвращался со второй смены ночью, на него напал кабан. Спасся тем, что влез на дерево, с тех пор ходил по лесу с острогой - металлическим жгутом. Жила  у нас на даче кошка-охотница. Ночью она охотилась не на мышей, а на зайцев,  по размеру таких же, как и она сама, и притаскивала «свежатинку» на порог хозяев. Бывало и до трех штук за одну ночь! А  собака Жулик наловчилась где-то воровать  яйца и приносила их нам в зубах, не разбивая.

Опасности исходили не только от мира природы. В наших местах тогда располагалось много зон, бывали случаи, когда заключенные сбегали. Один раз я  ходил с матерью за дровами, из леса вышел человек, вызвался помочь довезти дрова до дома. А потом оказалось, что это заключенный, сбежавший из лагеря. Поэтому на даче всегда дежурила охрана - 2 человека, ведь в доме были дети, иногда и вылавливали сбежавших.

Весь наш дом вставал рано, дети шли в школу к 8 часам утра, учился я тогда в школе № 27, школьников с дачи - четверо человек. Взрослые встречали нас около гаража, ведь дорога шла через лес. Вечером тоже все вместе, в  холле мужики играли в карты, пили пиво.

Жили мы дружно, можно сказать, одной семьей. Когда случалась беда - помогали. Отец  мой заболел двусторонним крупозным воспалением легких, его поместили в стационар в тяжелом состоянии. Потом привезли на  полуторке  на дачу проститься с семьей. Все соседи собирали для него молоко, свежий яйца, доставали рыбий жир. Подкармливали нас, детей, порой отрывали от себя последнее.  Отец выжил. В 1952 году наша семья переехала на финский (???), я окончил авиационный техникум, отслужил в армии, окончил институт, работал на моторном заводе - сначала в ОКБ, затем начальником цеха, сейчас начальник конструкторского бюро ООО «Моторостроитель». Дачу Успенского вспоминаю часто, до недавнего времени всегда заезжал туда, когда ходил на лыжах по зимнему лесу.

О том, кто такой Успенский, могу сказать только по слухам. Говорили, что он был начальником строительства Куйбышевского гидроузла, именно для его семьи и был построен этот коттедж. Эту историю не любили вспоминать, так как Успенский был якобы репрессирован и в одну из ночей бесследно исчез с этой дачи вместе с семьей. Повторюсь, это лишь слухи, а более достоверной информацией я не располагаю.

От редакции Историей дачи Успенского давно интересовались краеведы нашего района, но, к сожалению, безуспешно. Никаких сведений об Успенском обнаружено не было. Доподлинно только установлен факт, что к писателю Глебу Успенскому коттедж не имеет никакого отношения. Однако интереса заслуживает следующий факт: один из руководителей НКВД Дмитрий Владимирович Успенский упоминается в архивных документах как один из руководителей Куйбышевского гидроузла. Для строительства ГЭС в районе Жигулевских ворот был создан Самарлаг, заключенные должны были строить гидроэлектростанцию, которую позднее перенесли в район города Жигулевска. Д.В. Успенский участвовал в этой работе. Он упоминается и в книге А.И. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Тот ли это Успенский - предстоит выяснить. Это тема наших последующих публикаций. В связи с эти мы обращаемся к красноглинцам: если вы располагаете какими-либо сведениями о даче Успенского - воспоминаниями, фотографиями, версиями - позвоните в редакцию газеты по телефону 930-99-98.

Комментарии

Действительно - эта дача принадлежала Дмитрию Владимировичу Успенскому. В феврале 1938 - апреле 1939 гг. он работал начальником Жигулевского района и помощником начальника строительства Куйбышевского гидростроя НКВД. В Куйбышев он прибыл с должности начальника Управления Дмитровского ИТЛ и строительства канала "Москва-Волга" с крайне "подмоченной" репутатцией. Его бывшая жена, кстати бывшая заключенная Соловецкого лагеря (осужденная по ст. 58 УК) - Успенская (Андреева) Наталья Николаевна была арестована и осуждена, как "враг народа" на 8 лет лишения свободы. К сведению Успенский познакомился с ней на Соловках, где занимал должности начальника культурно-воспитательной части лагеря и начальника Соловецкого и Кемского отделения Соловецкого лагеря особназначения ОГПУ. В одном из писем Успенский, так описывает это знакомство:"В 1931 г. будучи в качестве лагерного администратора...вошел в личную имтимную связь с заключенной Андреевой..., за что в 1932 году состоял под следствием и в результате отбыл взыскание - 20 суток ареста... В 1933 году с разрешения заместителя председателя ОГПУ (Ягоды)...женился на бывшей заключенной Андреевой..". В честь Ягоды чета Успенских назвала своего первенца - Генрихом, в 1937 г. сына пришлось спешно переименовать - стал Геннадием. Помимо этого Успенский в течении более десятка лет имел "близкие связи" с людьми, которые "ныне разоблачены, как враги народа" - это Ногтев, Эйхманс, Коган, Берман, Мартинелли, Фирин и т.д. (руководители лагерей и ГУЛАГа НКВД). По этой причине он и оказался в Куйбышеве, уже здесь было решено исключить Успенского. 16.2.1939 г. решением общего партийного собрания Управления строительства Куйбышевского гидроузла был исключен из партии. Но времена были уже другие, да и возможно у Успенского нашлись влиятельные защитники, в итоге - 15 апреля 1939 г. по решению Куйбышевского обкома ВКП(б) он был восстановлен в партии. В решении обкома в частности указано: "за совершенные им...поступки уже имеет партийные взыскания, а новых обстоятельств, которые послужили бы причиной к исключению его из партии не имеется". В апреле 1939 г. Успенский покинул Куйбышев, так как был назначен на должность начальника строительства Нижне-Амурского ИТЛ НКВД. Проработал в органах НКВД-МВД до июня 1953 г., дослужился до звания - подполковника внутренней службы, был награжден в 1944 - орденом Ленина и орденом Красного Знамени, в 1941 г. - орденом "Знак Почета". Умер в 1989 г. в Москве.

ЧТО ЗА КЛАДБИЩЕ РЯДОМ С ДАЧЕЙ УСПЕНСКОГО КТО ЗНАЕТ?


Рекламко:
(извините, хостинг сам себя не оплачивает)